Новости

Антон Глушков: Система саморегулирования должна трансформироваться вместе с отраслью

Саморегулирование должно принять на себя новые функции и стать партнером строительных компаний



Система саморегулирования в строительной отрасли по-прежнему остается единственным способом выхода на рынок практически всех строительных компаний. Однако за годы своего существования она претерпела немало изменений, и сейчас ее функционал и наполнение выходят на новый этап. О развитии системы СРО, о роли СРО и НОСТРОЙ в деятельности строительного комплекса мы беседуем с президентом Национального объединения строителей Антоном Глушковым:



– Антон Николаевич, системе саморегулирования в строительстве скоро будет 13 лет. Каким на данном этапе развития строительной отрасли Вам видится место системы саморегулирования и в чем сегодня состоит реальная роль СРО в строительных процессах?



– Опыт всех этих лет показал, что у нас очень разное восприятие системы саморегулирования как со стороны бизнеса, так и со стороны органов власти. Если говорить в общем, то это система, созданная по профессиональному признаку в целях повышения эффективности работы строительного комплекса Российской Федерации. Но для большинства система СРО воспринимается, исходя исключительно из тех задач и функций, которые прописаны в Градостроительном кодексе, а именно: допуск на рынок и обеспечение ответственности. В этой связи я все время, находясь на посту президента НОСТРОЙ, стараюсь переориентировать работу саморегулируемых организаций на большее взаимодействие с компаниями – членами СРО как с профессиональными участниками строительного рынка. Потому что со стороны СРО просто выполнять по отношению к члену установленные системой саморегулирования обязательные требования, на мой взгляд, не совсем правильно. Правильнее помочь строительному комплексу в текущей ситуации, а она постоянно меняется, особенно в последнее время. И в этой связи система СРО как система объединения работодателей должна разрабатывать некие конструкции, чтобы повысить эффективность работы строительного комплекса в текущих условиях и очень быстро адаптироваться к ним.



– Как Вы полагаете, деятельность системы саморегулирования нуждается в дальнейшей реформе? За последние годы сложилось впечатление, что СРО уходят в тень и занимают все меньше места в жизни строителей. Или это не так?



– Саморегулирование – система весьма неоднородная. Среди СРО есть очень энергичные организации, которые выдвигают различного рода инициативы, очень активны в рамках своей СРО и в рамках своего региона, правильно выстраивают отношения с органами исполнительной власти и с членскими организациями для повышения эффективности строительного рынка. Но при этом около 50% СРО исполняют ровно те функции, которые в обязательном порядке предписаны им Градостроительным кодексом либо установлены самой системой саморегулирования и съездами НОСТРОЙ. И говорить о том, что у СРО стало много или мало функций, видно их или не видно, нужно в каждом конкретном случае.



К сожалению, многие инициативы рождаются не в СРО, а в недрах НОСТРОЙ, что меня, безусловно, беспокоит. У системы саморегулирования есть риск превратиться в псевдогосударственную структуру, которая будет действовать исключительно в рамках тех нормативных документов, которые носят обязательный характер. Поэтому я всячески призываю своих коллег на эту стезю не скатываться.



В последние годы у нас было много инициатив, в том числе, в области ценообразования, госконтрактов, подготовки кадров, да и прямые меры поддержки строителей, такие как использование средств компенсационных фондов СРО. Все это рождалось как реальный отклик на запросы, которые шли от бизнеса.



Поэтому, если говорить о дальнейшем развитии системы СРО, я его вижу в выявлении и использовании лучших практик тех СРО, которые имеют опыт взаимоотношения со своими членами и предлагают свои инициативы. Мы эту работу будем всячески пропагандировать и продвигать, будем рассказывать о коллегах, которые выходят с важными для бизнеса инициативами, и, конечно, будем помогать в их реализации.



– Главная задача саморегулирования – обеспечение безопасности и качества строительства. Это изначально лежало в основе закона, по которому создавалась система СРО. Но у меня такое ощущение, что эти два слова вспоминаются все реже. Справляется ли система СРО с обеспечением безопасности и качества строительства?



– Давайте честно разберемся, как устроена ответственность в строительной отрасли. У нас ответственность за качество строительства вменённая – то есть СРО и член СРО несут ответственность в любом случае в связи с тем, что они работают с опасными объектами. Каких-то существенных механизмов влияния на этот процесс, кроме финансового обеспечения в виде компенсационных фондов, у нас нет. Однако мы возлагаем большую надежду на развитие независимой оценки квалификации, которая позволит перейти от формальных требований к профессиональному уровню сотрудников к фактической оценке их знаний и навыков. А это еще один способ повышения ответственности членов СРО за безопасность и качество строительства. Потому что, если компания через своих сотрудников обладает необходимой квалификацией, то различного рода перекосы, связанные с качеством выполняемых работ и услуг, с охраной труда и техникой безопасности, сводятся к минимуму.



При этом, если смотреть статистику 2022 года по тем же несчастным случаям на стройке и по объемам выплат из средств компенсационных фондов СРО, то эта статистика позитивная. Мы видим уменьшение числа несчастных случаев, но, к сожалению, вывести какую-то линейную зависимость, что на это напрямую влияет система саморегулирования, как бы нам ни хотелось, пока не получится.



Сегодня ответственность в системе саморегулирования обеспечена путем реформы законодательства, поскольку наведен порядок в денежных средствах компенсационных фондов – все они размещены в уполномоченных банках, и с ними теперь нет никаких проблем. То есть, финансы как мера обеспечения ответственности, есть. Такая превентивная мера как независимая оценка квалификации специалистов строительной отрасли, начинает внедряться и постепенно заработает.



Поэтому, когда идет речь об обеспечении ответственности в системе саморегулирования, нужно говорить о реальных механизмах, которые позволяют руководителю компании выполнять функции и сохранять бизнес, извлекать прибыль и не подвергать опасности третьи стороны, которые могут быть как внутри стройки, так и за ее пределами.



– Чем сильнее у нас развивается непростая экономическая ситуация, тем больше взаимодействие НОСТРОЙ и бизнеса идет напрямую, через «головы» СРО. Вам как нацобъединению, действительно, необходима эта прямая связь, или здесь СРО ушли в сторону от проблем отрасли и там неплохо себя чувствуют?



– Для такого взаимодействия есть свои причины – чтобы вырабатывать меры поддержки для бизнеса, нужно иметь с ним прямую связь. НОСТРОЙ в последние два года занимался и стратегией развития строительного комплекса, и мерами поддержки отрасли, а для этого необходимо знание объективной реальности, владение большими данными, сформированный общеотраслевой взгляд. Потому что есть проблемы, которые актуальны для отдельных регионов, а есть значимые почти для всех. При этом единственным органом, который определял важность той или иной проблемы для строителей, до последнего времени выступала власть – федерального или регионального уровня. И проблемы, о которых говорил бизнес, были там не очень понятны и востребованы – например, вопросы ценообразования, объективность отражения затрат строительных компаний или нормативы, которые рассчитывает Минстрой России и Главгосэкспертиза для выполнения госпрограмм. Чиновникам для принятия достаточно смелых решений необходимо весомое, грамотное обоснование, и здесь использование НОСТРОЙ как агрегатора, в который входят не 223 СРО, а 98 тысяч строительных компаний, очень удобно и объективно для среза знаний и мониторинга процессов, происходящих в регионах. Как раз для получения таких данных НОСТРОЙ контактирует с бизнесом напрямую.



Если говорить о неактивности СРО, то такая проблема есть, потому что не всегда СРО формировались строителями и для строителей. Зачастую они создавались путем юридических процедур и агентств как юридические оболочки, которые на сегодняшний момент связь с бизнесом не наладили. Такие СРО есть, и очень сложно с ними спорить, доказывать необходимость проведения тех или иных мероприятий, если это напрямую не предусмотрено законодательством. Поэтому иногда и приходится действовать через голову СРО – по результатам деятельности НОСТРОЙ строятся выводы о работе всей системы, которая точно должна работать эффективно.



– С первых дней за системой СРО шла дурная слава «торговли допусками». Осталось ли сейчас это явление – то есть, абсолютно формальный, купленный за деньги безо всяких документов доступ компании на рынок?



– Вы знаете, что последние полгода велось пристальное наблюдение за системой саморегулирования и, в частности, за саморегулируемыми организациями в надежде уличить их в том, что они направо и налево раздают подтверждения о соответствии строительных компаний для допуска к работам, принимают в СРО за деньги. Невзирая на повышенное внимание противников системы СРО, никому это доказать не удалось.



Да, вокруг системы саморегулирования есть большое количество посредников и юридических агентств, которые позволяют быстро и эффективно сформировать пакет документов компании для вступления в СРО. Да, безусловно, существует система агентских взаимоотношений для поиска новых членов СРО, но говорить о том, что идет подлог документов или включение в СРО новых членов по недостоверным документам – таких примеров за последнее время нам никто предъявить не смог.



– То есть, здесь речь скорее может идти о формальном подходе к компании и ее пакету документов?



– Да, конечно, и мы опять возвращаемся к тезису о том, кто для кого – бизнес для саморегулирования или саморегулирование для бизнеса? Для бизнесмена, который хочет выйти на строительный рынок, вполне нормально минимизировать свои финансовые и временные затраты на преодоление этого барьера. Конечно, гораздо проще, чем изучать законодательство, обратиться к профессиональным юристам, которые помогут на старте правильно подготовить пакет необходимых документов для вступления в СРО. Если это честное оказание услуг, помощь в подборе документов, правильное заполнение и разъяснение, какие существуют требования к квалификации персонала – ничего плохого в этом нет. Большие компании могут это сделать самостоятельно силами своих юристов, а малому бизнесу проще обратиться в юридическое агентство, которое ему поможет.



– Если мы считаем, что СРО как механизм доступа на рынок работает достаточно эффективно, то тогда откуда у нас сотни сорванных контрактов?



– Механизм соответствия тем требованиям, которые установлены в законе для допуска на рынок, работает хорошо – последние годы мы видим, что те компании, которые получают допуск на рынок, полностью соответствуют заявленным в законодательстве требованиям. Другой вопрос, насколько эти требования действительно могут отражать уровень профессионализма той или иной организации. Вот в этом основной клубок проблем.



Что касается кадрового обеспечения компании, то по нему решение принято – 1 сентября наступило, требования к специалистам переходят из разряда формальных к реальным, когда посредством независимой оценки квалификации (НОК) мы сможем определить реальный уровень знаний наших специалистов, которые находятся в НРС.



Какой-то другой критерий в отношении самого юридического лица отсутствует. Мы много говорим о рейтинговании, которое уже проникло во многие другие отрасли как обязательная норма. Но речь идет не просто о формальном рейтинге, чтобы получить какую-то букву или цифру – это вопрос о критериях, которые должны лечь в основу рейтингования. НОСТРОЙ разработал механизм рейтингования. Но этот вопрос очень тонкий, поэтому мы приняли решение, что будем отрабатывать механизм и критерии на «пилотных» СРО и их членах.



Мы до сих пор ищем критерии грамотной оценки профессионализма юридического лица, но сказать, что достоверно определили, что такое профессиональный участник рынка, не можем. Пока это юридическое лицо, которое обеспечило свою финансовую ответственность и имеет в штате профессиональных грамотных специалистов. Но этого недостаточно, чтобы полностью оценить профессионализм юридического лица. Посмотрим, что у нас в итоге будет получаться, сравним наши критерии с экспертной оценкой и тогда поймем, что лучше.



– А как бы Вы сформулировали первоочередные задачи НОСТРОЙ и СРО на текущем этапе?



– Если мы говорим о НОСТРОЙ, то в этом году мы должны реализовать все те изменения, которые предписаны законодательством. Это формирование и ведение сквозного реестра юридических лиц и их обязательств, включая объекты, которые они строят, а также ведение нового реестра, связанного с независимой оценкой квалификации. Эти текущие задачи при всей их простоте технически достаточно сложно реализовать, тем более, что реализацией занимается исключительно сам НОСТРОЙ своими силами.



Вторая задача – выстраивание отношений нацобъединения и СРО с исполнительной властью, и не на федеральном уровне, а на региональном, потому что основное регулирование строительной отрасли относится к функциям муниципалитетов и частично регионов. И мы должны помочь СРО наладить отношения с региональными властями, чтобы получать оттуда обратную связь и информацию. НОСТРОЙ осуществляет такое взаимодействие путем мониторинга. Первый мониторинг в соответствии с поручением Правительства России мы проводим по ПП № 1315 по изменению твердой цены контракта. Сейчас эти процессы активно развиваются, мы из-за этого много спорим с субъектами Федерации, и здесь как раз СРО и делятся на те, кто эту деятельность осуществляют самостоятельно и кто по каким-то причинам самостоятельно справиться не могут, и тогда подключается НОСТРОЙ.



Еще один мониторинг – это ход реализации постановления Правительства России № 331, связанного с переходом на технологии информационного моделирования. Эта работа позволяет нам выстроить хорошие деловые отношения с органами исполнительной власти регионов.



Кроме того, НОСТРОЙ, проводя выездные мероприятия, приглашает на них чиновников, которые отвечают за стройку в данном регионе. Ближайшее мероприятие у нас будет в Казани в рамках Международного строительного чемпионата – мы туда приглашаем не только самих строителей, но и региональных руководителей отрасли – министров строительства и вице–губернаторов, чтобы они поболели за свои региональные команды и обсудили ту проблематику, которая есть в регионах. Мы такие пилоты делали на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале и поняли, что как раз этой коммуникации между федеральным и региональным уровнем исполнительной власти не хватает.



Конечно, сейчас у отрасли сильный вице-премьер, очень хороший министр строительства и команда Минстроя России, и вертикальная интеграция поручений – это здорово. Но возникает вопрос: как все это реализовывать? Работать-то придется в регионах, и поэтому налаживание диалога бизнеса и региональной исполнительной власти – это важный момент, на котором мы сейчас активно сосредоточились.



Третье – это разработка мер дальнейшего развития системы саморегулирования. В последние полгода эта дискуссия обострилась, обсуждаются ужесточение требований к СРО и к членам СРО. Но однозначно в законодательстве будут прописаны требования к профессиональному участнику рынка.



И, конечно, мы будем разрабатывать типовые документы и регламенты для СРО, чтобы эти функции выполнялись однотипно на территории всей Российской Федерации, и система СРО выглядела более монолитной.



– Как Вы оцениваете текущее положение строительной отрасли и роль НОСТРОЙ в ее развитии сегодня и на перспективу?



– Стройка – это зеркало экономики. Если в экономике начинаются турбулентности, то это, безусловно, отражается на инвестиционном цикле и, как следствие, на стройке. Когда мы смотрим показатели по объемам строительства, вводу жилья, спросу на жилье –на первый взгляд, всё хорошо. Конечно, это связано с мерами поддержки, которые были разработаны в последние два года. Поэтому проблем с недостроями у нас нет – действует проектное финансирование и счета эскроу, больших проблем с госзаказом нет, потому что у нас появился механизм пересчета твердой цены контракта. Словом, если мы смотрим обороты и загрузку строительных компаний, то 2022 год, безусловно, складывается позитивно, но это заслуга не самой отрасли и системы СРО, а регуляторов в лице Минстроя России и Правительства России.



Другое дело, что в дальнейшем нужно очень быстро научиться выявлять те проблемы, с которыми сталкивается отрасль и бизнес и оперативно на них реагировать. Механизмы у нас наработаны – начиная с займов из компфондов СРО и заканчивая глобальными вещами, связанными со спросом, например, направление денежных средств на выкуп площадей у застройщиков в случае затоваривания рынка.



То есть, нужно не просто «заливать» отрасль денежными средствами, а стараться ее поддерживать, в первую очередь, рыночными методами, чтобы это приводило к повышению конкурентоспособности, производительности и эффективности отрасли. Поэтому механизм, который позволяет обеспечить ответственность и помочь бизнесу стать лучше и эффективнее, был и остается главной задачей для системы саморегулирования и НОСТРОЙ.



Лариса Поршнева / Агентство Новостей «Строительный Бизнес»



Этот материал опубликован в сентябрьском  номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать по ссылке.




Фрагмент обложки Отраслевого журнала «Строительство» (№ 9-2022)




Последнее изменение страницы: 20/09/2022 - 16:31:00


Дата создания страницы: 2022-09-20 23:31:00
(4212) 45-06-43

© 2022 «Дальневосточное объединение строителей»
тел./факс: +7 (4212) 45-06-43, 45-87-99; Тел: (4212)45-87-98, 45-87-97, asrodvost@yandex.ru